Альсим Черноскулов: «Мне 35, но желание бороться не пропало»

14.11.2018

черноскулов(в красном).jpgСвердловские самбисты – Альсим ЧЕРНОСКУЛОВ (весовая категория до 100 кг) и Станислав Скрябин (до 74 кг) из верхнепышминского клуба «УГМК» вернулись с 43-го чемпионата мира по самбо, который 12 ноября завершился в Бухаресте, с золотыми медалями. И если для Станислава эта высшая награда стала первой на мировых первенствах, то Альсим завоевал свой шестой титул. Чего ему стоило стать самым титулованным самбистом нашего региона, мы узнали у самого спортсмена. 

Договариваться начали с самого утра, когда Альсим был ещё в Румынии. Плохая связь в аэропорту не дала возможности поговорить прямо на месте событий – пришлось ждать, когда сборная долетит до Москвы. Альсим перезвонил сам – уже глубоким вечером. 

– Обещал, перезваниваю, – выдыхает Черноскулов. В его голосе слышатся нотки усталости, от чего становится как-то неудобно. – Ничего, – добавляет Альсим. – Вы проявили настойчивость, дождались. Мне всегда такой подход нравится. Спрашивайте. 

– Путь у вас к турниру выдался тернистый – заболел мениск, операция. В какой в итоге форме подошли к чемпионату мира? 

– Главное, голова готова, а руки и ноги догонят. Такое правило. Сложно сказать, что форма лучшая. Ещё летом оперировал колено. Чемпионат России прошёл в марте, и пошла подготовка к миру. Казалось, что времени много и что буду в лучшей форме, чем на первенстве страны, но сложилось иначе… Мениск болел. Весь летний сбор в Сочи прохромал. Нагрузку на ноги не делал. Дальше – больше. Осенью был турнир в Казани, и за неделю до него порвал связку. Готовился уже ложиться на операцию. Если бы лёг – полгода бы или даже год восстанавливался. Конечно, пропустил бы чемпионат мира. Не знаю, что бы тогда было. Но повезло мне – встретился с Евгением Хаимовым. Это известный физиотерапевт, живущий в Германии. Он ездит по России со своими семинарами. В Екатеринбурге мы встретились с ним. При первой встрече он не особо верил, что сможет помочь. Говорит: «У тебя сколько спина болит?». Я ему: «Лет десять». Он так на меня посмотрел: «И ты всё это время терпишь?!». 

– Болело в районе ключицы? 

– Там, где акромиально-ключичный сустав. С этим и попал к Евгению. В повязке, полусогнутый. Особо из машины выйти не могу. Ни сесть, ни встать. Он говорит: «Снимай повязку». Начал массаж, разминал как-то по-особому. И рука зашевелилась! Через три дня уже мог отжиматься, а через неделю уже вышел на ковёр. Тогда до чемпионата оставался месяц. 

– Выходит, что шестое золото в карьере далось через сильную боль? 

– У меня все врачи об этом спрашивают. А я говорю: «Если связка порвана, чему там болеть?» (смеётся). Евгений мне всё объяснил о характере этой травмы. Сказал, что она часто встречается у хоккеистов, когда их бросают «на борт». Один из его пациентов сделал операцию и до сих пор не вернулся в спорт, долго восстанавливается. После этого возникает психологическая блокада – боишься упасть. А другой не стал оперироваться и до сих пор играет. Вот у меня сейчас в голове постоянно эта мысль – сшивать связку или нет. Но чемпионат мира я выиграл. Хотя боязнь была, что упаду на больное плечо. Врач в сборной, когда перед поединком накладывал «тейпы» (клейкая лента из ткани, используемая для фиксации или поддержки суставов. – Прим. «ОГ»), сказал: «Сюда желательно не падать». Я сказал: «Я вообще не собираюсь падать». Такой был настрой. По-настоящему боевой. 

– В финале у вас была схватка с вашим давним знакомым – Андреем Казусёнком. Наверняка уже друг друга вдоль и поперёк знаете. Тяжелее бороться, когда соперник знает, чего от тебя ожидать?  

– Интереснее. Когда друг друга знаешь, начинаешь готовить «сюрпризы». Стараешься делать то, чего он не ожидает. А с Андреем мы с 2007 года боремся. 

– Вот он и решил в конце вас удивить – пошёл в открытую борьбу. 

– А ему деваться было некуда. До этого я вёл 1:0, он пошёл на приём «зашагивания», я встретил его и развернул. Поменял направление. За это железная оценка, что в дзюдо, что в самбо – четыре балла. Но судьи даже не среагировали и не рассматривали. Если б дали мне эти четыре балла – рисунок поединка был совсем другой. 

– Оттого у вас после финала на лице не было абсолютно никаких эмоций?

– Я был рад победе. Но, видимо, как-то внутри. Махнул рукой тренеру, друзьям, партнёрам. Вообще, стараюсь скромнее себя вести. В прошлом году эмоции захлестнули немного. Там напряжённее было: за 40 секунд до конца поединка я проигрывал. Когда сделал болевой – зал просто взорвался. А тут, можно сказать, уверенная победа была. Он, конечно, в конце атаковал, внаглую пошёл «в корпус», но я успел среагировать. Он рискнул всем, но оценку не дали. Если бы я упал – тогда может быть. Судейство всегда против России. Против сильных. 

– Предвзятое? 

– Я замечаю это! В Инстаграме сейчас развернулась дискуссия про категорию до 52 килограммов. Пишут, что борец из Армении выиграл, но судьи не дали оценку. Такое давление на нашего спортсмена Андрея Кубаркова, который взял золото. Зачем так говорить? Андрей тут ни в чём не виноват. Он честно стал чемпионом мира. Вопрос к судьям. 

– В прошлом году чемпионат мира прошёл в Сочи. Вам, как многократному чемпиону мира, важен фактор «домашних стен»? 

– Да. В России реально чувствовалась поддержка с трибун. Борешься и слышишь, как тебе кричат. Остаётся последняя минута, время не работает на тебя, и поддержка гонит вперёд. Я обычно говорю, что настраиваешься на схватку, а не на чемпионат мира. Если думать о чемпионстве, то тебе это не даст раскрыться. Да и организация в Сочи мощнее была. Но, кстати, в Бухаресте из-за того, что в этом году у самбо юбилей – 80 лет – давали хорошие бонусы, 3000 долларов. И там был смешной момент: девушка с Монголии сфотографировалась с символическим сертификатом, и когда его стали забирать, она вцепилась и не отдаёт. Говорит: «Это мои деньги, зачем вы их забираете?!». А это просто бумажка (смеётся). 

– Альсим, теперь вы шестикратный чемпион мира. Что дальше? Знаем, что когда-то вы загадывали стать 11-кратным чемпионом…

– Мне как раз до вас позвонил Мурат Хасанов (11-кратный чемпион мира по самбо. – Прим. «ОГ») с поздравлениями. И говорит: «Приближаешься ко мне. Совсем оборзел». Стараюсь, говорю. А он мне: «Это ты раньше старался, а сейчас держишься» (смеётся). Шутки, конечно. А что дальше… В планах пока нет мысли – всё, завязывать. Да, мне 35, травмы преследуют, но ничего, заживут. Желание не пропало и, думаю, не пропадёт. Я ставил себе отметкой чемпионат мира. Сложно что-то сказать сейчас, наобещать. Думаю, примерно такой план – Европейские игры в Минске (лето-2019), чемпионат Европы 2020 года, который пройдёт в Верхней Пышме. Там увидим. Самый ближайший мой старт – чемпионат страны весной 2019 года. А пока отдохнуть. 

– Как и в прошлом году – посидеть в баньке? 

– Большое желание уехать на горячие источники – в Курган или Тюмень. Просто лечь в горячую воду. Наборолся так, что всё болит. Хочется прямо сейчас поехать к отцу, к сёстрам. Сесть у камина. Просто выдохнуть. Телефон убрать в сторону, отключиться от всех соцсетей. У каждого спортсмена так. Сидим сейчас в аэропорту, партнёр по сборной Татьяна Козенюк говорит: «Просто хочу домой, к маме». Я про себя подумал: «Тоже хочу на родину, в деревню». 

Петр Кабанов, Данил Паливода